16-летняя Ольга М. (имя изменено, данные есть в редакции) живет в интернате имени Жукова г. Горно-Алтайска уже год, учится в 10 классе. 28 марта у нее произошел конфликт с руководителем интерната. Как известно, в этом учреждении, где живут и учатся дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, недавно, после случая с массовым отравлением детей, произошла смена директора. Видимо, Меркетова Марина Владимировна пока официально не утверждена, но и Виктор Затеев уже не является руководителем школы-интерната. Сразу оговоримся: побеседовать с Мариной Сергеевной не удалось, так как в интернате брали и сразу бросали трубку, то есть дозвониться было невозможно. Поэтому мы выслушали только одну сторону и передаем рассказ девочки.

"28 марта мы с братом и сестрой находились в интернате. О том, что уже действует строгий карантин, ничего не знали, объявления никакого не было, знали только, что детей нельзя забирать и что посещения запрещены.

К нам пришла моя старшая сестра с продуктами, принесла два пакета, и там не было ничего запрещенного, только то, что есть в списке - вафли, печенье и т.п. Мы спустились в холл спального корпуса, увидели ее через дверь, но к нам ее не пустил охранник, сказали, что карантин. Мы попросили одного из друзей, ему уже 18 лет и ему можно выходить, он 11-классник, он вышел и забрал у нее продукты. Но когда он вошел с ними в холл, следом с улицы зашла директор. Она начала смотреть пакеты, сказала, что там есть майонез и лапша быстрого приготовления (на самом деле, там этого не было, а было только то, что есть в списке разрешенных продуктов!!!).

Она начала кричать на Васю, зачем он взял пакеты, я ей сказала: "Почему вы кричите, это мои пакеты, и там только то, что разрешено". Директор вызвала медсестру и дежурного администратора (они стали свидетелями конфликта - прим. ред.). Разговаривала она очень грубо, и я ее спросила: "Вы совсем детей не любите? Зачем вы тогда пришли сюда?" Она ответила: "Я не обязана любить детей, я пришла работать с персоналом!" - "Но ведь вы же знали, что здесь живут дети без родителей". - "Вы брошенные, вы зажравшиеся, вы никому не нужны!" - закричала директор.

Пакеты с нашей едой она велела воспитателю выкинуть в урну с мусором и проследила по камерам, как он это сделал".

Хотелось бы обойтись без комментариев, но много ли денег у сестры Ольги - студентки ГАГУ, которая купила сладости сестрам и брату? Как это вообще выглядело по отношению к детям? Но продолжим рассказ девочки.

"Я встала и хотела ударить ее, я была в истерике, но меня схватила дежурный администратор, я даже ее не задела. А вот директор начала на меня замахиваться, хватать меня, кричать на меня. Это видно на записи видео. Как так можно, она же взрослый человек! Потом сказала медсестре: "Звоните в "Скорую помощь", пусть ее увозят в "психиатричку".

Меня отвели в кабинет медсестры, я успокоилась и уже спокойно сидела ждала и принимала то, что меня отвезут в больницу. Позвонила старшей сестре, она снова приехала и находилась у дверей. Приехала "Скорая", тетенька со «Скорой помощи» сказала мне идти за вещами, но я отказалась. Вещи мне принес воспитатель.

Когда мы спустились вниз, там была директриса и у дверей стояла моя сестра. Сестра ей говорит: "Какое право вы имеете унижать мою сестру?". Та ей ответила: "Кто ты вообще такая, я сейчас вызову наряд и тебя в полицию заберут".

Полицию она вызвала, и меня садили в машину "Скорой помощи" четыре человека: медсестра из больницы, воспитатель и двое полицейских. Меня привезли психиатрическую больницу в детское отделение. Врач осмотрела меня, поговорила со мной и сказала: "Передо мной сидит вполне адекватный ребенок, нет необходимости вас здесь держать, вы можете написать "отказную". Я написала и вернулась в интернат.

Прошло три дня, но директор не успокоилась, я чувствую враждебность с ее стороны. Сгладить конфликт, поговорить, разобраться она не пыталась.

Ко мне приходил из полиции сотрудник по делам несовершеннолетних Солтанов, он попросил рассказать все и сказал, что дело будет передано в прокуратуру. Мне стало известно от знакомой, что медсестры сказали поварам: "Если придут из прокуратуры, говорите им, что этот ребенок неадекватный".

Я отправила видеообращение и запись с видеокамер (мне удалось ее получить) уполномоченной по правам ребенка Анне Юрьевне Кузнецовой в Москву через Инстаграм, у нас на первом этаже висит информация, что в случае чего можно к ней обращаться. Она недавно ответила, попросила прислать данные мои и подробнее рассказать ситуацию.

Новый директор здесь только месяц, а представьте, что будет потом! Причем она грубит не только нам, но и персоналу интерната".

Записала Александра Строгонова

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.94 (8 голосов)